От автора
(Статья «Аркадий Северный – король блатной песни»)

Две грани одной жизни

Тексты песен

Краткий словарь жаргона

Галерея I

Галерея II

Ссылки


Аркадий Северный   

БЛАТНОЙ БАРД

Зачем артист берёт себе вторую фамилию - псевдоним? На это есть разные причины. До революции в артистической среде, особенно в цирке и кафешантанах, приняты были франко-итальянские фамилии - они звучали красиво и загадочно: Розетти, Феррони, Коранжо, Жанто. В цыганских коллективах большой популярностью пользовались звучные прилагательные: алмазный, жемчужный, серебряный, бриллиантовый и тому подобные. Такие псевдонимы нужны были для того, чтобы завлечь публику на представление или концерт. Ведь купец или мещанин и глядеть не стал бы на каких-нибудь Ивана Вислоухова и Фёдора Косорылова, какими бы замечательными артистами те ни были.
Фукс тоже решил дать псевдоним Аркадию - Северный. Но в этом случае - явно из конспиративных соображений. Ведь за распространение блатных песен в те времена можно было поплатиться свободой. Хотя вряд ли такая конспирация спасла бы Фукса - его имя хорошо было известно органам, а вот имя певца ещё не очень. Но уж коли решили создать миф, то надо идти до конца. Так появился на свет легендарный блатной певец - Аркадий Северный.
Два года Фукс записывал Северного и распространял его записи. Но составить конкуренцию известным бардам так и не удалось, плёнки с их концертами буквально заполонили рынок. Ещё бы! У почитателей авторской песни был богатый выбор: Высоцкий, Окуджава, Галич, Кукин, Визбор и многие другие. Что ни певец, то личность! Со своим видением мира, биографией, манерой исполнения. Хотя и блатного барда - Аркашу Северного - тоже покупали, но больше как экзотику или «до кучи» в коллекцию. Больших денег на нём Фукс сделать не мог, но всё равно держал Аркадия при себе, не отдавал его другим коллекционерам.
В 1968 году Аркадия призывают в армию - на сборы. Год в звании лейтенанта он служит в вертолетном полку под Ленинградом.
Когда отслужил и вернулся домой, то в шутку рассказывал друзьям про свои боевые подвиги - дескать, воевал даже во Вьетнаме, бомбил американские базы и даже заслужил звание старшего лейтенанта и медаль! Никто всерьёз не воспринимал его фантазии, зная Аркадия как большого выдумщика.
Однако пока он служил, его популярность росла. У многих коллекционеров были плёнки с фуксовскими концертами. Дошли они и до Маклакова – страстного «магнитофонщика» и меломана. Маклаков долго уговаривал Фукса познакомить его с Северным, но тот отвечал отказом. Наконец, через посредников, Маклаков разыскал Аркадия и пригласил к себе.
В один из осенних дней 1969 года, предварительно договорившись о встрече по телефону, Северный поднялся на шестой этаж дома № 29 по Большому проспекту Петроградской стороны.
Вот что вспоминает об этой встрече Сергей Иванович Маклаков:
«Когда я слушал плёнки Северного, ещё не зная его, мне представлялся этакий могучий парень, богатырь. Голос ведь у него низкий, хриплый. К тому же я был уверен, что он настоящий уркаган, жиган с Молдаванки, имевший не одну отсидку. Сознаюсь, я даже немного побаивался - чёрт его знает, что это за личность!
Но когда на пороге увидел молодого человека, то, видимо, не смог скрыть разочарования. Вид какой-то непрезентабельный - на голове кепочка, в руках гитара в тряпочном чехле. Правда, под пальто - белая рубашка, а на шее галстук, но всё равно - эффект не тот! Я даже подумал: да Северный ли это?
-Я от Коли, - говорит, - от такого-то...
-Ну, проходи, раздевайся, доставай свою бандуру...
Магнитофон и микрофоны были уже приготовлены. На кухне чайник кипит, в холодильнике - водочка, на всякий случай. Выпили по чашке чая. «Ну что, - говорю, - попробуем что-нибудь записать?» Включились, настроились, и когда он запел сначала романс «Вешние воды бегут с гор ручьями...», а потом ещё и ещё, я понял - это ОН! Тут же быстренько соорудили закусочку, водочку... И поехали! Я тогда целую 500-метровую бобину записал. Весь вечер Аркадий пел, и казалось, его репертуар неистощим. Но всё-таки он устал - я это заметил. Да и водка кончилась. Мы оделись, вышли на улицу и направились в ресторан «Парус», он от моего дома совсем близко. Я отдал Аркадию его гонорар - 25 рублей. В тот вечер уже не помню, как мы простились, но с тех пор у нас завязались хорошие деловые отношения, а потом и дружба».
Вскоре Аркадий женился, в 1971 году у него родилась дочь Наташа. Хлопот, связанных с рождением ребенка, прибавилось, но он продолжал активно записываться у Маклакова. Многие записи того времени, к сожалению, не сохранились - что-то пришлось стереть из-за дефицита пленки и записать поверх того же Северного, но уже под аккомпанемент оркестра, что-то ушло к другим коллекционерам. Осталась запись 1971 года фривольной поэмы Ивана Баркова «Лука Мудищев» в исполнении Северного.
Фукс тоже не обделял вниманием своего «блатного барда» и в 1972 году сделал попытку записать Аркадия под аккомпанемент гитары и аккордеона. Но запись получилась некачественная, и Фукс ее уничтожил.
Возможно, у кого-то сохранились пленки с гитарными концертами Северного тех времён, ведь Аркадий никогда не отказывался петь и записываться на магнитофон в любой компании, но мне такие записи неизвестны.
А в голове у Маклакова уже зрел дерзкий план записи Северного с профессиональным оркестром.